Как сделать театральный фестиваль градообразующим предприятием и (или) агентом культурной политики.

История музыкального фестиваля в Экс-ан-Провансе кажется волшебной сказкой о том, как великое оперное искусство преобразовало регион, стало чуть ли не главным фактором развития города, вышло за традиционные кастовые границы, отправилось в путешествие в самые далекие от европейской культуры отсеки земного шара и при этом постоянно подтверждает исключительную художественную актуальность жанра. Экс последнего десятилетия ставит под вопрос образ фестиваля – в первую очередь музыкального фестиваля – как изысканного развлечения для курортной публики или для местной буржуазии. Экс задает тенденции не только для фестивалей, но и для институциональных театров. И шире – тенденции развития сценических видов искусства. Экс создает звезд, создает форматы – форматы художественные и деловые, создает публику, наконец.

Этот феномен неразрывно связан с именем Бернара Фокруля, директора фестиваля в Экс-ан-Провансе с 2007 года.
Г-н Фокруль приезжает в Москву с двумя спектаклями Кэти Митчелл, поставленными на фестивале в Экс-ан-Провансе, которые будут показаны в Большом театре.
Бернар Фокруль станет героем следующего Академического разговора, организованного Институтом театра, образовательным проектом Фестиваля «Золотая Маска» при поддержке Музыкального театра им К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко, Большого театра, Французского института при Посольстве Франции в Москве.

Бернар Фокруль расскажет участникам встречи о том, что значит фестиваль в XXI веке, какие задачи стоят перед фестивалем и как их решать.
Как взаимодействовать со всеми участниками процесса, начиная с государства, спонсоров, и заканчивая публикой, особенно неангажированной публикой?
Как формировать афишу и как договариваться со звездами? Или не договариваться.
Нужна ли фестивалю своя площадка? И не превращается ли при этом фестиваль в театр?
Как (и можно ли) сохранять свободу решений под финансовым давлением государства, спонсоров, кассы и пр.?
Почему фестиваль может быть или может стать адекватным механизмом культурной политики? И какие задачи он позволяет решать?
Как сочетать глобализм и интересы локальных сообществ при формировании международной деятельности фестиваля?