медиа

Участвуют: Дмитрий Волкострелов, Дина Годер, Алексей Ершов, Наталья Зайцева, Алена Карась, Максим Карнаухов, Юрий Квятковский, Елена Ковальская, Оксана Кушляева, Всеволод Лисовский, Кристина Матвиенко, Мария Огнева, Михаил Патласов, Ксения Перетрухина, Наталья Пивоварова, Алексей Платунов, Павел Руднев, Глеб Ситковский, Инна Яркова

Ведут: кураторы программы «Маска Плюс» Оксана Ефременко, Алексей Киселев, Юлия Клейман

В российском театре 2010-е годы – время активной смены театральных тенденций, возникновения новых форм и их названий. Процесс включения в общеевропейский контекст театра, начавшийся на рубеже 1990–2000-х, сделал свое дело: жизнь российской сцены ускорилась в разы и вышла в другие измерения.
Сайт-специфик, иммерсивный театр, мощное движение социального искусства, документальные практики пошатнули привычную жанровую систему и подтолкнули к сакраментальному вопросу: есть ли границы театра? Опыт спектаклей 2010-х утверждает, что эти границы становятся все более прозрачными. Театр в колонии, в старинном особняке, на кладбище или подземном переходе вновь убеждает в том, что феномен игры и подражания остается определяющим в человеческой реальности. В качестве инструмента анализа, терапии или развлечения. С важным уточнением последнего десятилетия: «эпоха селфи» провоцирует стратегии и энергии театральности в значении прогрессии.
Зритель все более смело заявляет о своем присутствии в коммуникации: от обсуждений спектаклей до прямого участия. Он пытается разобраться, конфликтует, старается установить диктат, но в конечном итоге выводит театр в сферу общественного обсуждения. Не менее смело и в связи со зрителем дискутируется вопрос о насилии в природе театрального дискурса, и одновременно идет поиск форм театра, предполагающих выбор восприятия в противовес авторитарной авторской застройке смыслов. Такие установки постсоветского поколения отсылают нас как к авангарду начала ХХ века, так и к «перформативному повороту» 60-х, и подталкивают к мысли о том, что эксперимент в искусстве все-таки еще возможен. Тем более что технологии, провоцирующие новое видение и изобретательство, настолько проникли в обыденную жизнь в последние 20 лет, что театр неминуемо включает их в свой лексикон.
Для создания спектакля теперь необязательна иерархия, на вершине которой монопольный творец. В репетиционном процессе все более актуальны горизонтальные связи и коллективное сочинительство. Как результат – к концу 2010-х все меньше звучных имен и больше названий арт-групп, превращающихся в бренды.
Проблемность жесткой театральной структуры осознается как внутри художественных систем, так и в системе организации театрального дела. В контекст врываются независимые театры, которые не скованы госзаказом, внутренней цензурой и привычными формами репертуарной работы. И они начинают значительно преобразовывать российский театральный ландшафт: предлагают новые темы, способы их трансляции и экономическую модель осуществления театральных замыслов.
Итак, финал очередного десятилетия – возможность ощутить точку вненаходимости и подвести итог театральным процессам ближайшего прошлого. Но не только. Это отличный шанс, чтобы подумать на темы будущего #10YEARSCHALLENGE. Не будем останавливаться.

Оксана Ефременко, Алексей Киселев, Юлия Клейман