Посты автора liza

liza

liza

В Институте театра доступны видео всех дискуссий, лекций, встреч

Опубликовано: 19.05.2017 в 15:33

Автор:

Категории: Новости

Друзья!

У нас отличные новости. Наконец-то у нас есть возможность предоставить видеозаписи всех событий Института театра, которые проходили в 2017 году, а ведь их было не мало! Записи Академических разговоров, а также интереснейшие лекции и круглый стол программы «Призрак экспертизы» — все это в вашем распоряжении и можно найти в разделе Медиа на сайте.

Бернар Фокруль: Фестиваль XXI века, цели и задачи

Опубликовано: 19.05.2017 в 15:17

Автор:

Категории: Медиа

Бернар Фокруль — директор фестиваля в Экс-ан-Провансе с 2007 года. Он расскажет участникам встречи о том, что значит фестиваль в XXI веке, какие задачи стоят перед фестивалем и как их решать.
Как взаимодействовать со всеми участниками процесса, начиная с государства, спонсоров, и заканчивая публикой, особенно неангажированной публикой?
Как формировать афишу и как договариваться со звездами? Или не договариваться.
Нужна ли фестивалю своя площадка? И не превращается ли при этом фестиваль в театр?
Как (и можно ли) сохранять свободу решений под финансовым давлением государства, спонсоров, кассы и пр.?
Почему фестиваль может быть или может стать адекватным механизмом культурной политики? И какие задачи он позволяет решать?
Как сочетать глобализм и интересы локальных сообществ при формировании международной деятельности фестиваля?

Лоран Илер: Современная хореография в балетной труппе. Опыт танцовщика и худрука

Опубликовано: 19.05.2017 в 15:14

Автор:

Категории: Медиа

Лоран Илер – легендарный танцовщик, этуаль Парижской оперы, и теперь художественный руководитель балетной труппы Музыкального театра им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко. Г-н Илер всегда был воплощением danseur noble, идеальным исполнителем «принцевых» партий. И однако, его репертуар включает хореографию Каннингема, Килиана, Форсайта, Прельжокажа, де Кеерсмакер. И в качестве руководителя балетной компании Лоран Илер возвращается к современной хореографии как элементу художественной политики театра.

Призрак экспертизы

Опубликовано: 17.05.2017 в 16:38

Автор:

Категории: Медиа

Круглый стол: Призрак экспертизы. Как осуществлять художественную экспертизу в культурной ситуации нашего времени

Участники: Виктор Мизиано, Марина Давыдова, Михаил Ратгауз, Илья Ценципер, Филипп Дзядко, Мария Бейлина

Модераторы: Алена Карась, Олег Аронсон

Виктор Мизиано Цена и ценности. О художественной экспертизе в современном искусстве

Опубликовано: 17.05.2017 в 15:07

Автор:

Категории: Медиа

Лекция Виктора Мизиано состоялась в рамках двухдневной программы «Призрак экспертизы. Как осуществлять художественную экспертизу в культурной ситуации нашего времени», проводимой совместно с Государственным музеем изобразительных искусств им. А.С. Пушкина.

Олег Аронсон Современное искусство: мир без эксперта

Опубликовано: 17.05.2017 в 14:49

Автор:

Категории: Медиа

Лекция Олега Аронсона состоялась в рамках двухдневной программы «Призрак экспертизы. Как осуществлять художественную экспертизу в культурной ситуации нашего времени», проводимой совместно с Государственным музеем изобразительных искусств им. А.С. Пушкина.

 

Борис Юхананов Экспертиза и война критериев. Что может обеспечить эксперту его статус коммуникатора

Опубликовано: 29.04.2017 в 23:10

Автор:

Категории: Медиа

Лекция Бориса Юхананова состоялась в рамках двухдневной программы «Призрак экспертизы. Как осуществлять художественную экспертизу в культурной ситуации нашего времени», проводимой совместно с Государственным музеем изобразительных искусств им. А.С. Пушкина.

Поле битвы

Опубликовано: 29.04.2017 в 21:45

Автор:

Категории: Медиа

БОРИС ЮХАНАНОВ О ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЭКСПЕРТИЗЕ И НЕ ТОЛЬКО

COLTA.RU начинает серию публикаций, основанных на событиях весенней сессии «Института театра» — образовательного проекта фестиваля «Золотая маска», направленного на подготовку молодых театральных профессионалов, исследование и критический анализ новых форм театра и новых театральных практик. В ближайшее время на COLTA.RU появятся расшифровки двух «Академических разговоров»: программы «Института театра» в Электротеатре «Станиславский» — дискуссии «Границы спектакля. Где располагается сегодня спектакль?» и диалога Антона Гетьмана и Павла Гершензона «Времена типовой застройки. Театральная копродукция как политика и художественная практика».

Сегодня мы публикуем темпераментный монолог худрука Электротеатра «Станиславский» Бориса Юхананова об экспертизе в сфере культуры, с которым он выступил на минувшей неделе в «Институте театра» в рамках проекта «Призрак экспертизы» — серии открытых лекций и круглого стола с участием Олега Аронсона, Марины Давыдовой, Алены Карась, Марины Лошак, Виктора Мизиано, Михаила Ратгауза и Ильи Осколкова-Ценципера. Более полная расшифровка «Призрака экспертизы» будет опубликована в одном из ближайших номеров журнала «Театр.».

Возьмем для начала две функции — близкие, казалось бы, но одновременно серьезно отличающиеся друг от друга: цензура и экспертиза. Цензор, по сути, — дитя алгоритма. Он работает с четко сформулированной инструкцией и в результате своей деятельности должен удалить из цензурируемого объекта все то, что в ней описано. Цензор — это механизм. Говоря об экспертизе, мы имеем в виду нечто прямо противоположное — нечто, изначально и навсегда противостоящее инструкции. Тут-то и располагается вся загадка, вся сложность и проблематика нашего предмета: эксперт, знаток — это живой организм, занимающийся осмыслением процесса и работающий со всем универсумом часто меняющихся, подвижных свойств.

Откуда же можно взять такого человека, где располагается потенциал подлинной экспертизы в области театра? Единственный, на мой взгляд, ее источник — это театрология, то есть театроведение. Для меня как для режиссера (улыбается)говорить об этом больно, горько, но я должен признать: только театроведческая наука способна породить специалистов, имеющих должную квалификацию для того, чтобы осуществлять подобную деятельность — абсолютно необходимую не только искусству театра, но и государству.

Государство само по себе неспособно давать экспертную оценку процессам, происходящим в культуре вообще и в театре в частности. У него попросту нет для этого соответствующих органов: чиновник не обладает ни временем, ни возможностью осознать сложные процессы, происходящие внутри того или иного вида искусства. Так возникает постоянно воспроизводящийся разрыв: с одной стороны, есть чиновник, с другой — театр, недостижимый для него в сущностях своего художественного акта. Даже оказываясь рядом, чиновник не может до него дотронуться — в каком-то смысле он не может его даже увидеть и, соответственно, услышать. Эта парадоксальная ситуация недостижимости театра провоцирует истерию — она оборачивается подчас комедией, а порой и высокой трагедией: маленький человек оказывается один на один перед большим вызовом, на который он не может толком ответить. К описанному мной парадоксу нужно отнестись с максимальной серьезностью — существующий разрыв необходимо устранить как можно скорее.

В каком-то смысле это похоже на устройство римского водопровода: если отсутствует одно из его звеньев, вода проливается. Это звено в нашем случае — экспертиза. Именно она должна обеспечить связь между театральным искусством и аппаратом чиновничества. Но для того, чтобы это звено возникло, требуется очень много серьезных вложений — человеческих, финансовых, коммуникативных. Государству необходимо взращивать мастеров экспертной оценки, иначе коллапс обрыва коммуникаций между властью и театральным искусством будет разрастаться и обернется в конце концов болезнью, которая может окончательно разъесть систему управления искусством. Искусство этой болезни не подчиняется в силу презумпции автономии художника — очень существенной идеи, выработанной кровью и потом в XX веке. Государство должно лелеять ее как зеницу ока, ведь именно независимость художника гарантирует продуктивность культуры для развития общества.

Роль эксперта заключается в том, чтобы разбираться во всех тонкостях сложного, таинственного процесса современной культуры — и сигнализировать об этих тонкостях, обо всех его потерях и приобретениях, обеспечивая диалог между чиновником и художником, между обществом и искусством. В отсутствие экспертизы этот диалог состояться не может. Вместо него либо возникает командный тип управления, неизбежно вызывающий в ответ отторжение, либо мы встаем на путь компромиссов, симулякров, обманов, мимикрии — путь, приводящий к раздвоению сознания. Экспертная оценка не только позволяет избежать социальной шизофрении, но и дает государству возможность наконец-то принять участие в общественной жизни, из которой оно сегодня по определению выключено.

Для того чтобы осуществлять экспертные функции во всей необходимой полноте, необходимо, разумеется, выстроить сложно устроенный организм. Здесь я хотел бы особенно заострить внимание на второй функции экспертизы — публичной оценке происходящего на территории актуальной культуры, оценке, адресованной прежде всего обществу. Без этой публичной деятельности у эксперта есть опасность оказаться лишь коммуникативным придатком, отвечающим за связь между государством и культурой, — только участие в общей экологии социокультурной жизни способно обеспечивать правильное развитие потенциала института экспертизы.

Вернемся к аспекту, о котором я говорил выше: в чем, собственно, специальность театральной экспертизы, в чем ее значество? Почему ее неспособны осуществлять специалисты из смежных областей культуры, пускай даже облеченные высоким званием, — музыковеды, скажем, или филологи? Причина очень проста: человек должен потратить довольно большую часть своей жизни на познание многообразия театрального искусства. Он должен поехать в Европу и убедиться в том, что там все гниют в одиночку. Он должен вернуться в Россию — чтобы убедиться в том, что здесь гниют вместе, сообща. Он должен осознать разнообразие этих процессов гниения, взять пробы, понять, какие виды пенициллинов стоит применять в каждом из случаев, — и только потратив на эти изыскания долгие десятилетия, он может получить право заниматься экспертизой.

Позволю себе парадоксальную метафору. Пока специалист из Тимирязевской академии занимается земледелием, его товарищ раввин выбирает лучшее место для того, чтобы создать Голема, — пока у каждого своя забота, все хорошо. Но если даже самый лучший почвовед решит заняться производством Голема, это может привести к необратимым последствиям. Он ведь не знает, как его лепить, он не знает букв, которые нужно произнести для оживления Голема, — и даже если он подслушает их у раввина, на выходе все равно получится нечто чудовищное. Так и с театральной экспертизой.

Сегодня мы вряд ли осознаем серьезность положения, при котором в нашем государстве полностью отсутствует абсолютно необходимый ему институт профессиональной экспертизы в сфере культуры. В результате этой ситуации культура оказывается недостижима для чиновника — и наоборот. Следствием этого становится бесконечная война, никак не отформатированная игра интересов и амбиций, когда объективные критерии вынуждены подчиняться разнообразным субъективным импульсам и в конце концов попросту перестают существовать. Происходит чудовищное извращение всего и вся — низшие начинают повелевать высшими, на первый план выходят низменные или иллюзорные интересы отдельных общественных групп: на фоне такого скрежета сражения трудно выжить, а уж о том, чтобы достигнуть какой-то гармонии, не идет и речи.

Культура гибнет, а жизнь, подчиняясь войне, уводит нас в катакомбы и пещеры. Мы заслоняемся друг от друга гаджетами и симулякрами. Мы попусту растрачиваем драгоценное коммуникативное вещество, нашу продуктивность, наше дарование на войну друг с другом. Каковы перспективы? Если ничего не предпринять, в конечном итоге мы все друг друга перебьем — и неизвестно, возникнем ли заново. В неприкосновенности останется только огромная страна с ее запасами воды и лесов. Вам нравится такая перспектива? Я, конечно, понимаю, что это очень важно — сохранить, не продать леса и воду. Но кто всем этим будет пользоваться? Нас-то не останется.

Интернет-издание  «Colta» 

Новый театр в регионах

Опубликовано: 19.04.2017 в 21:15

Автор:

Категории: Медиа

Дискуссия

Участвуют: Дамир Салимзянов, Денис Бокурадзе, Петр Шерешевский, Дмитрий Егоров, Антон Безъязыков, Денис Хуснияров, Константин Солдатов, Михаил Тычинин

Столичный истеблишмент начал говорить о децентрализации культурной жизни и развитии театров «за мкадом» как о намерении и политике. И, кажется, снова отстал от времени. Развитие регионального театра явственно опережает этот запрос. Афиша «Золотой Маски» пестрит малоизвестными именами и городами. Художественная ценность продукции региональных театров отменяет снисхождение к возможностям и ресурсам. И именно провинция поставляет самые горячие новости и самые яркие спектакли – вопреки усугубляющейся централизации информационного и медийного поля.

Времена типовой застройки. Театральная копродукция как политика и художественная практика

Опубликовано: 09.04.2017 в 21:18

Автор:

Категории: Медиа

Диалог

Участвуют: Антон Гетьман, Павел Гершензон

Практика копродукции успешно развивается в музыкальном театре, решая очевидные задачи дороговизны музыкальной продукции. Результатом такой практики становится положение, при котором в каждом городе есть свой типовой Роберт Карсен, Клаус Гут, Алексей Ратманский. Учитывая интернациональный характер исполнительской профессии, музыкальный театр в глобальной перспективе выглядит как один театр с филиалами в разных точках мира. Одновременно практика копродукции практически не используется в драматическом театре (по крайней мере, в России).

Действие как музыка. Как делать музыку сегодня?

Опубликовано: 29.03.2017 в 00:04

Автор:

Категории: Медиа

Диалог

Участвуют: Хайнер Геббельс, Александр Маноцков, Владимир Горлинский

Границы между музыкальным произведением, перформансом, драматическим спектаклем становятся все более прозрачными. Музыкальный текст все менее привязан к классическому инструментарию, классической нотации и традиционной концертной форме исполнения. Музыкальное произведение фиксируется через описание действий, которые совершают исполнители, все больше становится похожим на пьесу.

Лекция Миши Качмана. Карьера молодого художника. Опыт Америки

Опубликовано: 23.03.2017 в 21:37

Автор:

Категории: Медиа

Миша Качман – американский театральный художник. Родился в Ленинграде, закончил Постановочный факультет ЛГИТМиК им. Н.К. Черкасова, мастерская М.А. Смирнова. Ученик двух выдающихся художников советского кино, Беллы Маневич и Исаака Каплана. В 1994–1998 годах работал художником-оформителем выставок в Государственном Эрмитаже. Живет в Вашингтоне. Миша оформил многочисленные постановки в Arena Stage, Asolo Repertory Theatre, Baltimore Center Stage, Cincinnati Playhouse in the Park, John F. Kennedy Center for the Performing Arts, Maryland Opera Studio, Milwaukee Shakespeare, Olney Theatre, Opera Lafayette, Opera Royal Versailles, Pasadena Playhouse, Portland Center Stage, Round House Theatre, Shanghai Dramatic Arts Center, Signature Theatre, Skylight Music Theatre, Studio Theatre, Syracuse Stage, Theater J, Wilma Theater, Woolly Mammoth Theatre Company, а также во многих других.

С 2011 года является постоянным художником и членом Company of Artists в Woolly Mammoth Theatre Company в Вашингтоне. Лауреат премии Helen Hayes. Миша Качман – постоянный профессор сценографии Мэрилендского университета, с 2014 года – руководитель сценографической программы (Head of MFA in Design).